Виктория Страхова, которая со скандалом покинула должность корпоративного секретаря ПриватБанка, рассказала в своем Facebook, как принималось решение о национализации банка.

«Многих интересовало письмо от 16/12/16, которое было упомянуто в 961 Постановлении КМУ (назовем его «постановление о национализации»).

Попробую объяснить почему так… Где-то в ноябре на какой-то n-ой встрече у Президента то ли у Валерии Алексеевны, то ли у ИВК (имеется в ввиду Игорь Коломойский — Прим.Ред.) родилась идея indemnity как условие передач банка – в их понимании как освобождение от претензий к К после национализации Банка при условии выполнения им определенных действий», – пишет она.

Как отметила Страхова, эта идея-то родилась у них, а пытаться реализовать ее предстояло им.

«И здесь будет момент, который будет описан детальнее в главе об ответственности и коммуникациях – но повторю его и здесь – поставить подпись под документом, где будет стоять подписки К – может означать заключение сделки, а пример ЮВТ с превышением полномочий был у всех на слуху. Мы две недели мурыжили эту тему – обсасывая со всех сторон – но вердикт всех юристов, включая Минъюст – безопаснее всего ничего не подписывать. Так и родилась идея, что собственники пишут письмо, мы ссылаемся на него в постановлении. Юридической сущности этого все не было – можно воспринимать как одностороннее обязательство, можно как оферта-акцепт. Для меня это письмо не имело значения в Украине – куда большее оно (по моему мнению) может иметь в Лондоне, если ИВК предъявит иск по экспроприации», – пишет Страхова.

«Попутно это и была и гарантия для премьера и и КМУ почему они потратили на докап банка 1/5 ВВП страны. И поверьте, ни Министр финансов (само собой), ни Премьер не испытывали энтузиазма так увеличить долг государства и стать счастливыми обладателями геморроя под названием Приват. Думаю, что у Владимира Борисовича при втором запросе докапа была эмоциональная речь с поминанием и НБУ, и Коломойского и всех вместе взятых… Ему на дороги надо было – а тут Приват со своей безразмерной дырой.

Ноябрь – начало декабря шли встречи и обсуждения. Кстати, подчеркну – если мне в этот период удавалось спать хотя бы 4 часа в сутки, боюсь, что Президенту, Премьеру, Валерии Алексеевне это не удавалось, почему жив Министр финансов, который разрывался между бюджетом и Приватом – вообще диву даюсь.

Не буду здесь указывать, почему пришлось ускориться с переговорами (это будет в главе о коммуникациях). Расскажу о дне и ночи с 15 декабря на 16 декабря», – пишет она.

Корпоративный секретарь Приватбанка отметила, что 15 декабря была готова очередная версия письма.

«На 15 число было готова очередная версия письма, даже проработанная с НБУ, мы договорились о встрече с К с его юристами – с нашей стороны министры финансов и юстиции и их замы, с их стороны – ИВК и юристы. Поначалу мне пришлось притопать в клуб КМУ еще и организовать носильщика с принтером (это было намного легче чем выбить себе помощника в Привате). Распечатала всем версию, проговаривали с юристами, потом ИВК подключился, но так и не договорились. В какой-то момент Министры отлучались к Премьеру, а мы с замминистра юстиции развлекали ИВК (я ранее описывала), тогда еще ИВК интересовался поеду ли я в Днепр – ответила, что я собираюсь. Потом вернулся Министр финансов (и я его таким твердым и решимым еще никогда не видела: он сказал ИВК, раз Вы не меняете свою позицию, Банк будет ликвидирован и через некоторое время вышел.

В этот момент мы смотрели друг на друга с ИВК, мне казалось на меня рухнул весь мир, прошептала только – похоже, в Днепр я уже не еду… Коломойский смотрел на меня (мы просто сидели по диагонали друг от друга) с вопросом в глазах: «как такое может быть?!!!». Потом вскочил и начал звонить, мне кажется ВБ, но ВБ не брал трубку. Меня позвали, я выпроводила гостей», – рассказывает она.

Также экс-сотрудница Приватбанка пишет про встречи в Минфине и МВД.

«Потом был какой-то плохоописуемый водоворот людей и событий – встреча и обсуждении в «Горчице», Минфин на Грушевского, машина замминистра юстиции и наконец – Министерство внутренних дел, где уже были три миниснитра, два замминистра, ИВК с Новиковым и юристом и просто какие-то сотрудники Министерства – время было часов 8-9 вечера. Почему мы оказались в МВД для меня до сих пор загадка. Так понимаю, Арсен Аваков жил в роли «Посредник А», но без него и не могло быть – национализация могла чем угодно сопровождаться. На других встречах был и другой «Посредник А» — Арсений Яценюк, правда, его роль мне осталась не ясна – фасилитатор.

И опять часы обсуждений и подготовки письма – юристы ИВК свою явно быстрее изобразили быстрее – но ее отвергли. Мы шли абзац за абзацем, время шло – в результате было объявлено – в полночь должны быть в АП. К полуночи мы так и не закончили, Министр финансов скомандовал: «Едите со мной!» и мы с замминистра финансов отправились с ним в АП. Там все забежали к Президенту, а мы с замминистра остались вместе с охранниками возле рамки. Стул был один, его уступили мне как единственной девушке, хотя потом я его уступила и уселась на стол для просмотра. Так мы аки-кони простояли часа полтора. Потом к нам начал выходить либо юрист либо помощник Президенты мы немного обсуждали вносили правки в текст письма, перебрасывали его на флешку и комп помощника Президента. Кстати, письмо от 16/12/16 выглядит так странно из-за моей любви к экологии – я максимально уменьшила поля – надоело бумагу переводить  В общем, переговоры на высшем уровне продолжались часа полтора – я отогревалась в шубке, прикорнув в кабинете помощника Президента, каждые минут 30 мы что-то меняли, удаляли и т.п. Потом пошла к рамке и уселась просто на лестнице. Где-то в районе 3.30 двери лифта открылись и девушка хостес понесла в кабинет Президента бутылку белого вина, обернутую белым полотенцем. Мы еще шутили с охранниками, что это значит – они уже договорились или только начинают продолжать.
Но именно бутылка белого вина отметила самое главное событие в финансовой жизни страны.

Описывая все это, я хочу чтобы люди поняли, то что олигархи и политики собираются вместе и что-то обсуждают – это далеко не договорняк. Когда «себе в карман» — это договорняк, а когда на кону финансовая стабильность – это переговоры!

Через некоторое время вышел помощник Президента с подписанным письмом. Потом вышли все участники этой «Тайной вечери» — ВБ, 3 министра, Валерия Алексеевна. Всех уже и не упомню – я была уже сутки на ногах и меня немного пошатывало. Кстати, Валерия Алексеевна единственная кто похлопала меня по плечу и сказала, молодец – ты продержалась с нами до конца. А Вы говорите там, среди топ менеджеров нет человеческого отношения?

Мне озвучили дату – 18 декабря. Я воскликнула – как мы же не готовы! У нас нет СЕО (главы Правления)! Но это уже, пожалуй, напишу в посте о национализации», – пишет она.

 

Источник

Загрузка...